• 0800 215 486
  • Пн. - Пт.: 08.00 - 18.00 Сб.: 10.00-17.00

История лечения холецистита Анастасии Пилипчук

Все началось во время самоизоляции зимой 2020 года. Малоподвижный образ жизни, психологический дискомфорт от сложившейся ситуации в условиях пандемии, заедание стресса сладостями и собственными кулинарными изысками, привели к значительному набору веса.

Самоизоляция закончилась, но инфекция не отступила. Соблюдение мер предосторожности, бесконечные тесты на Ковид-19, ограничение передвижений и личных контактов усугубили напряжение. Общий жизненный тонус падал, а вес моего тела прибавлялся.

Как менялось мое самочувствие

Весной 2021 года я стала ощущать общую слабость. После работы в клинике, которой я руковожу, не оставалось сил ни на что. Чаще всего, дома я валилась с ног и находилась в полусонном состоянии до следующего рабочего дня.

Ближе к лету у меня заметно увеличилась в объеме правая рука. Отекли пальцы, предплечье и плечо. Ощущался значительный дискомфорт в правой подмышечной впадине. Первое, о чем думают врачи в такой ситуации — рак молочной железы.

Вот и я решила сделать маммограмму. Конечно, перед этим я провела тщательную пальпацию, которая показала лишь незначительное увеличение подмышечных лимфоузлов справа. Маммография также ничего страшного не выявила. Отек правой руки то полностью исчезал, то, внезапно появлялся вновь.

Кроме того, у меня появилась выраженная тяжесть в правом подреберье — спереди, сбоку и сзади. Общий анализ крови, мочи, СОЭ, все биохимические анализы показали абсолютно нормальные результаты. Я собиралась навестить родителей, как только откроются воздушные сообщения. Поэтому решила отложить все дальнейшие диагностические мероприятия — боялась обнаружить рак печени или что-нибудь в этом роде...

Обследование на УЗИ и точный диагноз

Наконец, в конце июля у меня появилась возможность вылететь домой. На следующий же день после прилета, как только я сделала тест на Ковид, мы с родителями поехали делать УЗИ у очень опытного, лучшего в городе специалиста.

Доктор тщательно обследовала щитовидную и молочные железы, органы малого таза и брюшной полости. У меня она обнаружила достаточно крупное новообразование в правой почке, двухсторонний гидронефроз, признаки жирового гепатоза и камни в желчном пузыре. Она направила меня на консультацию к онкологу.

В поликлинике онколог направил меня в онкологический центр университета. Здесь мне поставили рак правой почки, объяснив диагноз крупными размерами опухоли. Хирург онколог настоятельно рекомендовал срочную госпитализацию, томографию и незамедлительную операцию.

Я позвонила мужу и он убедил меня отложить операцию и сделать ее в нашем городе. В конце сентября, когда я приехала, мы с мужем записались на прием к лучшему онкологу урологу больницы местного университета. Мне сделали томограмму и рак не подтвердился. Новообразование оказалось большой ангиомиолипомой. Результаты биохимии крови, как и других анализов, были в пределах нормы.

Мой лечащий врач объяснил отек руки и увеличенные в подмышечной впадине лимфоузлы атипичными проявлениями желчекаменной болезни. Тяжесть в правом подреберье — совокупным проявлением калькулезного холецистита и давлением опухоли.

Доктор порекомендовал сделать эмболизацию артерии, питающей опухоль. Но до этой операции я должна была лечь в больницу для удаления желчного пузыря. На томограмме было видно как опухоль сдавливает желчный пузырь. Кроме того, печень была значительно увеличена в размерах.

Лапароскопическая операция на желчном пузыре

Мой лечащий врач направил меня к хирургу, подробно изложив ситуацию и план моего дальнейшего лечения. Хирург опросил меня, провел осмотр, изучил внимательно результаты УЗИ и КТ. Он считал, что отек руки не связан с ЖКБ. Посмотрел маммограмму, результаты лабораторных анализов и предположил, что причина отека — опухоль в правой почке.

После телефонного разговора с моим онкологом, хирург назначил госпитализацию на завтрашний день, с тем, чтобы провести лапароскопическую холецистэктомию послезавтра. Предварительно мне сделали тест на Ковид.

Коронавирусная инфекция не подтвердилась. Рано утром следующего дня я поступила в стационар. Мне вновь сделали необходимые анализы крови, несколько раз измеряли давление и температуру. Сделали ЭКГ, ЭХО кардиографию, рентген грудной клетки и УЗИ органов живота. Меня осмотрели кардиолог, терапевт и анестезиолог. Попросили не пить и не есть, начиная с 22:00.

В 07:30 меня на каталке отвезли в операционный блок, ввели внутривенный наркоз и очнулась в палате я лишь в 15:00. Меня навестил хирург. Он объяснил, что вмешательство продлилось четыре с половиной часа, хотя обычно такая операция у него занимает от 45 до 60 минут.

Длительность лапароскопического удаления желчного пузыря была связана, с обнаруженной у меня спаечной болезнью, которая возникла в результате трех предыдущих, перенесенных мною, операций с расширенным доступом. Успехом было то, что вмешательство удалось завершить малоинвазивным способом.      

Послеоперационная реабилитация

Через несколько часов после того, как я очнулась от наркоза, я встала и начала понемногу ходить. Мне запретили пить и есть в течение суток. Жидкость и антибиотики вводили внутривенно. Обезболивающие кололи внутримышечно. Боль я не ощущала и чувствовала себя очень хорошо.

На следующий день, после полудня, мне разрешили пить воду. Мой хирург поинтересовался моим самочувствием, на что я ответила, что все отлично и могу готовиться к выписке. По моей просьбе меня отпустили домой.

Осложнения после операции или проявление коронавирусной инфекции?

Дома я продолжала пить только воду. Врач рекомендовал начать пить соки и кисель только через сутки. Ближе к ночи мне стало плохо. Очень болел живот и каждые полтора-два часа у меня была обильная рвота жидким содержимым, почти черного цвета. Пить я перестала, но рвота продолжалась. Причем объем и темный цвет рвотной жидкости оставались прежними.

Утром я позвонила своему хирургу и он велел мне срочно вернуться в стационар. Меня вновь госпитализировали. Я начала пить соки и кисель, но рвота не прекращалась. Мне делали инъекции против рвоты, успокаивающие желудок, а также антибиотики и обезболивающие препараты.

Но лучше не становилось. Кроме того, анализы крови показывали понижение уровня калия. Растворы с калием мне вводили капельно в системах. Через пять дней мне сделали тест на Ковид-19, который показал, что я инфицирована.

Меня перевели в отделение интенсивной терапии для ковидных больных. Уровень кислорода, рентгенограмма легких, функции респираторных органов у меня были в норме. Я чувствовала запахи и ощущала вкус.

Но к рвоте присоединилась изнурительная, водянистая диарея. Врачи инфекционисты сказали, что коронавирусная инфекция в моем случае проявляется как гастроэнтерит.

Калий в сыворотке крови по-прежнему был низким. Внутривенные инфузии не помогали. Я почти не могла есть и пить.

В ковидном отделении я провела неделю. К концу этого срока у меня прекратилась рвота и немного нормализовался стул. Я начала есть слизистые супы-пюре с овсянкой, рисом, картофелем, цукини, но в очень маленьких количествах — желудок значительно сократился.

Мне настоятельно рекомендовали есть бананы, чтобы повысить калий и я ела по одному банану в день, небольшими порциями. Как только калий достиг нижней границы нормы, меня выписали домой.

Выписка из стационара и восстановление в домашних условиях

Дома я быстро пошла на поправку. На протяжении всего времени, пока я была в больнице, я носила маску — в хирургическом отделении, чтобы не заболеть, а в инфекционном боялась подхватить дополнительные дозы вирусов и бактерий от других больных, которые страдали респираторной формой болезни.

Дома я начала активно двигаться. Готовила себе жидкие каши, супы-пюре, варила кукурузу, заваривала шиповник. Все это я могла употреблять в очень маленьких количествах, дробными, частыми приемами. Много ходила по комнатам. Занималась несложной домашней работой.

Через неделю после выписки из больницы я вышла на работу. Было немного сложно из-за того, что кушать я могу только теплые каши и супы, частыми небольшими порциями. Постепенно я привыкла к трехразовому питанию, но продолжаю есть маленькие порции.

С момента операции прошло полтора месяца. Мне сейчас гораздо лучше, чем было до операции. Отек правой руки полностью исчез. Лимфоузлы в правой подмышечной впадине не прощупываются. УЗИ показало нормальные размеры печени и отсутствие гидронефроза с обеих сторон.

На животе не видно шрамов после операции. И я не испытываю боли.

Сейчас мой рацион питания расширился. Я ем помидоры, черствый хлеб, нежирное говяжье и куриное мясо, рыбу. Готовлю их на пару, отвариваю в воде или в запекаю в духовке. Мой вес постепенно снижается, чему я очень рада.

Лечение у онколога пришлось отложить из-за сложной ситуации с ковидной инфекцией — университетскую больницу закрыли т.к. большую часть отделений выделили под интенсивную терапию для ковидных больных. А ведь онколог был прав — тяжесть в подреберье, отек правой руки, слабость и другие симптомы у меня были из-за ЖКБ. 

Лапароскопическое удаление желчного пузыря — эффективный, безболезненный, малоинвазивный способ избавления от неприятных симптомов ЖКБ.    

Добавить комментарий

Контакты

0800 215 486

г. Киев, Харьковское шоссе 121, 1-й этаж, кабинет 103

Часы Работы

  • Пн. — Пт.:
  • 08.00 — 18.00
  • Сб.: 10.00 — 17.00
  • Вс.: Закрыто
  • 0800 215 486
  • Пн. - Пт.: 08.00 - 18.00 Сб.: 10.00-17.00